Валерий Анатольевич

«Я каждый вечер сюда прихожу. Днем езжу в библиотеку на „Парк Победы“, там читаю прессу, „Комсомолку“ в основном. И смотрю новости по компьютеру»

Рассказ сотрудника об истории подопечного

Валерий Анатольевич

История подопечного

Я прописан в Донбассе, на окраине Макеевки (город, с 2014 года контролируемый непризнанной Донецкой народной республикой. — Прим. ред.). Год назад сделал паспорт Донецкой республики. А украинский паспорт я сразу сжег. Почему? У нас есть республиканская библиотека, и там компьютеры стоят с наушниками — можно новости слушать. Каждый день я слушал, как они [украинцы] обстреливают нашу территорию, большие и маленькие города. После этого носить их паспорт?

Я работал водителем, потом учился на почтового служащего, до развала Союза работал на заводе. Инвалид с 1986 года: потерял ногу в ДТП. Первый раз я приехал в Ленинград в 1978 году, до этого заочно все изучил. Я люблю историю, а Ленинград — еще со школы один из моих любимых городов Советского Союза. Тогда я посмотрел достопримечательности в центре: Кунсткамеру, Музей ВМФ, Эрмитаж. Походил вокруг Исаакиевского собора, хоть я и атеист.

А месяц назад я приехал из Донбасса к своему родственнику в Петербурге. У меня здесь племянник от двоюродной сестры. Я два года не был в России: хотел повидаться, узнать новости. Племянник живет тут с семьей, служит в МЧС. У меня не было его адреса и телефона. Обратился в университет МЧС, мне дали его телефон. Оказалось, он уехал к матери на Север, на сенокос.

Денег у меня осталось с гулькин нос (моя пенсия — 4 тысячи рублей в месяц). Что делать? Поговорил с людьми, с эмчеэсовскими и милиционерами: они говорят — иди на Боровую, 112 (реабилитационный приют „Ночлежки“. — Прим. ред.). Там меня выслушал соцработник и записал в приют в Обухове. Вечером приехал сюда — смотрю, вагончик нормальный. Несколько лет назад я жил, как беженец, в похожем вагончике на Дальнем Востоке.

Я каждый вечер сюда прихожу. Днем езжу в библиотеку на «Парк Победы» (Российская национальная библиотека. — Прим. ред.), там читаю прессу, «Комсомолку» в основном. И смотрю новости по компьютеру. Но там плохо, что наушников нет. А так бы и сериалы смотрел, как в Донбассе.

Племянник приедет 1 сентября, так что я его поймаю, узнаю за родственников, как у них дела. Пришлют мне денег или племянник даст — и поеду обратно. У меня 18 сентября эммиграционка заканчивается — это такая бумага, которую заполняешь на границе. Я взял на два месяца. Мог и на девять месяцев, но у нас все устроено так, что если человек два месяца не снимает пенсию, его убирают из банка, и надо ходить, доказывать…

Хотелось бы остаться в Петербурге. Но это столько мороки. Петроград мне нравится. Любимый город, но дорогой очень. Кстати, вы передайте, что я готов жениться на русской женщине 30–35 лет. Хоть мне и 60, но я чувствую, что мне 40 лет.

Сбор в помощь приюту

  • 4,5 месяца средний срок проживания подопечных
  • 56 965 рублей средние расходы на то, чтобы вернуть одного человека к обычной жизни
Помочь приюту

Другие истории бывших подопечных приюта