Юрий Ясинский

Бывший подопечный Ночлежки

«Но однажды, когда пилил – ударил себя в глаз, и оказался совсем слепым, кому я такой там был нужен?»

Юрий после производственной травмы начал стремительно терять зрение, кроме того, у него были проблемы с позвоночником - передвигаться становилось все труднее. В Ночлежке он прожил около года, за это время ему было сделана операция на глаза, проведено обследования для операции позвоночника. Была оформлена II гр. инвалидности, пенсия, собраны все документы для оформления в Поклонногорский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Юрий регулярно приезжает в гости, дружит с некоторыми жильцами приюта.

Ольга Алферова
социальный работник
Юрий, скажите, пожалуйста, с чего началась Ваша история?

Родился я в Сороках, Молдавская СCР – мама ездила туда отдыхать. Потом вернулся сюда, в Санкт-Петербург, тогда – Ленинград. Здесь жил мой брат. Он старше меня на 14 лет, закончил Технологический институт, потом пошел на военную службу, где был назначен старшим лейтенантом. Он взял меня и младшего брата в опеку, но получил распределение в Латвию, куда мы вместе с ним и поехали и попали в школу-интернат. До 16 лет я там прожил – и вернулся назад. Тут уже я пошел в армию, служил, как положено, но возникла проблема с глазом – мне еще в детстве циркулем в него попали.

А что Вы делали после армии?

До армии я работал в Эстонии, имел третий разряд по сварке, в армии получил уже четвертый, вернулся – пятый и шестой разряды, у меня даже красный диплом по специальности «сварщик». Когда начались 90-е, с основной работы на заводе я уволился и начал работать-«халтурить». Выучился на печника. Могу сложить любую печку, от и до, хоть большую, хоть маленькую. Профессий у меня много – всё делал.

А в какой момент Вы оказались на улице?

В то время я работал в деревне Дивинской, под Лугой, жил у людей года 3-4, открывал-закрывал ворота, смотрел за участком. Но однажды, когда пилил – ударил себя в глаз, и оказался совсем слепым, кому я такой там был нужен? Сам дошел до электрички и добрался до Балтийского вокзала, там нашел медпункт. Меня отправили в глазной центр на Литейном, потом отправили в Озерки, оттуда выкинули… В итоге глаз я потерял – не сделали вовремя операцию, сказали – полис просроченный. И опять – на Балтийский вокзал, где мне уже помогли ребята: пожил месяц в палатке от «Ночлежки», после чего за руку привели сюда (к этому моменту я ничего уже не видел). В феврале сделали, наконец, операцию, глаз частично восстановился. Тогда же сделали новые документы, новый полис. Благодаря «Ночлежке» я получил и загранпаспорт.

Вы уже куда-то ездили по нему?

Сестра в Белоруссии, брат – в Латвии, к ним надо ехать. Но сейчас пока здоровьем занимаюсь. Нужно последний раз получить инвалидность, потом предстоит операция на позвоночник.

То есть Вы пока не можете работать?

Нет, у меня ноги очень болят, проблемы со зрением и с позвоночником... В сентябре мне отдали документы, которые потом перешли в интернат Приморского района. В «Ночлежке» я пробыл почти полтора года, здесь мне все помогали – и покупали лекарства.

А где Вы сейчас живете?

Сейчас живу в интернате на Поклонногорской. Меня оформили, привезли туда. Там комната на четыре человека, уход – всё есть. Таблетки дают, трехразовое питание, фрукты-овощи. Раньше тётя здесь, в Петербурге, жила, хотела на меня квартиру переписать, но в итоге оформила на родственников из Молдавии.

Был ли какой-то момент, когда Вам стало страшно, что Вы один на улице? Или люди сразу стали помогать?


Страшно не было, мне всегда помогали. Единственное, было обидно, что никому не нужен. Тётя умерла – и я один остался, другие родственники живут за границей. Старший брат умер уже.

А сестра?

Сестра жила в семье, её удочерили. Она в Белоруссии сейчас. Младший брат в Латвии, у него семья, двое детей. К ним я и собираюсь приехать, когда с проблемами разберусь.

Какие качества должны быть у человека для борьбы с обстоятельствами?

У меня характер сильный, здесь меня уважают. Я хочу чего-то добиться – и добиваюсь. Здесь меня приняли, дали шанс встать на ноги, и этот шанс я использовал. А некоторые здоровые лежат – и чего-то ждут, и встать не хотят. Хоть я инвалид, я сам себя заставлял что-то делать – и до сих пор заставляю. Если бы проблем со зрением не было, я бы работал. Я и так всегда работал – и на «Экспериментальном заводе», и на «Красном треугольнике», в другой раз и в две смены подряд – но зрение подвело... И сейчас встаю – сам за собой убираю, мою посуду. Даже когда совсем слепой был – чай на ощупь наливал.

А когда Вы работали на заводе, где Вы жили?

Сперва я жил в общежитии, потом мне от исполкома дали комнату на Тимуровской улице, я тогда женился. Но когда с женой развелся – меня уже выписали.

Почему же Вы развелись?

Она начала из дома уходить, то трое суток не было, то четверо, я очень переживал. И тогда я к тёте переехал, оттуда ездил на работу. Сейчас в этой квартире её родственники живут, к ним я не приезжал. Сами не звонят,  на мои звонки отвечают. Мне есть, где жить. Мне здесь дали шанс – и я его использовал. Я приезжаю сюда и отдыхаю, представляете? Это как мой родной дом. И друзья есть, и знакомые. Меня все здесь знают.

Что самое сложное для людей, оказавшихся на улице?

Самое сложное – себя держать, и постараться попасть хотя бы в «Ночлежку». Или, к примеру, пойти зарегистрироваться, какую-то справочку получить – и тогда уже легче. Всё можно сделать, если человек сам захочет, а если не захочет – так на улице и помрет. Многие не хотят. Четверо из моих знакомых умерли на улице, хоть им и предлагали помощь. Условия-то нормальные – еду дают, телевизор есть, библиотека, компьютер, постираться можно, помыться, бесплатная одежда, почему не захотеть-то? Нужно всего две вещи: пройти программу, попроситься сюда – и по крайней мере на месяц точно определят, а за месяц можно уже что-то успеть, какую-то работу найти.

Насколько люди в городе отзывчивы, когда кто-то обращается за помощью?

Не знаю, как к другим, ко мне все отзывчивы – всегда помогают спуститься с эскалатора, доехать, место уступят. Когда мне нужно было ехать за справкой, мне помог мужчина в метро – он помог не только в метро доехать, но и довел прямо до кабинета, а обратно парень молодой проводил до метро. Люди помогают, когда видят, что человеку нужна помощь. Но если он сам не хочет – кто ж его заставит? Главное, чтобы он сам хотел что-то для себя сделать. Много здоровых людей здесь лежат, они иной раз и готовить-то не умеют. Я вот слепой, но хожу в магазин – и сам готовлю себе салат, суп варю. Вот у меня такой принцип – надо чего-то добиваться, двигаться, движение – это жизнь.

А в интернате, где Вы живете?

Там инвалиды в основном. Вот дед со мной вместе - 76 лет, второму 60 с чем-то. Туда принимают только по инвалидности. 75% с пенсии высчитывают, остальное – отдают на руки. Проезд бесплатный, еще и сопровождающего с собой бесплатно везти можно.

Какие качества Вы цените в людях, помимо силы воли?

Откровенность. Если что-то не нравится – скажи в глаза. Не люблю, когда что-то скрывают, говорят за спиной.

О чем Вы мечтаете?


Тут уж как зрение позволит. Может быть, выучусь на кого-нибудь – и буду работать. Читать не могу, но научился обращаться с телефоном, плеером и компьютером. Чуть-чуть вижу – и уже немного разбираюсь. Печи собирать не смогу, надо кого-то брать, чтобы он собирал – я уже не увижу. Не могу сидеть в четырех стенах, вот выйду, зная дорогу – пойду на скамеечке посижу, или на целый день куда-нибудь поеду. Вот с Вами поговорю – и потом мне нужно ехать к другу, он лежит в больнице на Звездной. Он инвалид второй группы, здесь тоже числится. Слепой, как и я, и всегда рад, когда я приезжаю. Каждый раз привожу фрукты, которые откладываю для него за неделю в интернате.

То есть Вы навещаете своих друзей – тех, с кем здесь познакомились?

Да, конечно.

Что для Вас самое главное в жизни? И вообще что для человека самое главное?

Для меня самое главное, чтобы человек к чему-то стремился, когда он к чему-то стремится – у него всё получается рано или поздно. Здоровье тоже важно, но главное – стремление. К примеру, у меня первого здесь появился компьютер, сейчас накопил денег – и купил себе уже второй, новый, а старый подарил другу, который в больнице. Я даже в «Одноклассниках» есть. Люблю в компьютерный покер поиграть, там большие цветные карты. Нужно только, чтобы мне еще показали, как пользоваться разными программами – например, я слышал, есть программа, которой диктуешь, а она сама набирает текст.

 

 

4,5 месяца

средний срок проживания подопечных

45 459 руб

средние расходы на то, чтобы вернуть одного человека к обычной жизни

Помочь приюту

Другие истории бывших подопечных приюта

Помочь может каждый Помочь