Ксения Солодова

Информация о сотруднике

Ксения Солодова
Помню, как почти три года назад нас, новых тогда еще, сотрудников водили по проектам: показывали, рассказывали, как всё устроено. Мы вошли в Культурную прачечную, там сидел парень в халате. Видимо, стирал свой единственный комплект одежды. У него была такая модная стрижка, татуировки. И в тот момент, наверное, меня сильно перекрыло, что бездомные – это разные люди, просто люди на самом деле, совершенно обычные. Не какие-то особенные.

Ночлежка говорит про достоинство человека, и мне это важно. Мне очень нравится, как наши соцработники ставят себя с человеком, который приходит на прием. Они как бы держат такую дистанцию, когда ты не опекуном становишься человеку, а консультантом. Ты рассказываешь о каких-то возможностях, о его потенциале. И человек вдруг начинает выпрямляться, прямо физически спину распрямлять: «А я же вообще-то тоже человек, и что-то могу». Понятно, что так бывает не всегда, но в целом, мне кажется, что Ночлежка именно про это.

Здесь человеку вдруг сообщают, что он существует на самом деле, что его видят. Это самое важное. Я в своей работе в Ночлежке занимаюсь копилками, общаюсь с разными заведениями, мне очень нравится с ними знакомиться и дружить. Очень нравится, когда партнеры по-живому, по-человечески реагируют на помощь, когда хотят быть включенными в какое-то важное дело.

И здорово видеть у владельцев кафе, баров, ресторанов (крупных или поменьше) этот простой импульс, когда им ничего не надо взамен своей помощи. Волшебство-то именно в том, что взгляд человека поворачивается в чью-то сторону. То есть это волшебство какого-то внимания – для меня это самое крутое. Что человек на самом деле мог бы и не думать о других, мог бы заниматься своими делами. Но нет. Это как Мамардашвили говорил: самое удивительное – это не то, что чего-то нет в мире, а то, что что-то есть. В моем случае — это про внимание. Поразительно, что оно есть. Потому что на бездомных людей довольно сложно обращать внимание. Страшно поверить, что это с тобой тоже может произойти. А всё-таки находятся те, кто обращают. Это здорово. Вне работы я много занимаюсь танцами. Для меня это очень важно. Это такая свобода.

Максимальная свобода – это когда я танцую. Мне кажется, по движению человека можно много понять: как он его строит (не обязательно в танце, а просто в жизни), как он наблюдает за другими. Еще очень люблю фотографировать, и это прямо моё творчество – мобильная фотография. Недавно мы с коллегами делали фотопроект, где бездомные люди могли снимать город. Это сильно грело мою душу. Там жильцы нашего приюта учились у классных фотографов. И было видно, что человек совсем другой. Потому что когда человек наблюдает что-то, он начинает называть. А называть – это самое важное, мне кажется. Наблюдать, видеть и называть
Волонтеры — это обычные люди,
которые посвящают часть своего свободного времени на помощь тем, кому она нужна