Виктор Ерофеев

«Милосердие – это воспитание чувств, а в стране бумажек это особенно важно»

«Ночлежка» продолжает свой интервью-проект с известными людьми. О роли человека в системе российского государства, о возможных путях страны к правовым ценностям, о значении милосердия и благотворительности при нынешней идеологии, смысле чтения и особенности русской души размышлял писатель Виктор Ерофеев.


Чаще всего люди, которые живут в реабилитационном приюте «Ночлежки», – это жертвы семейных конфликтов, мошенничества с недвижимостью, выпускники детских домов. Но эта история экстраординарная и в то же время очень показательная. Николай в марте приехал с Дальнего Востока служить по контракту военным музыкантом в одной из частей Пушкина. С собой мужчина привез целую стопку необходимых документов, но в части его не смогли принять – из Москвы еще не пришло «отношение» (документ о зачислении). Поэтому первую ночь после приезда Николай провел в отделе полиции города Пушкина, где и узнал о «Ночлежке». Из-за активной подготовки армии к празднованию Дня Победы необходимая бумага на Николая пришла только через два месяца (!). Все это время мужчина находился в приюте «Ночлежки» – это было единственное место, где он мог найти кров. Сейчас Николай уже зачислен в военный оркестр валторнистом, но все еще живет в «Ночлежке», потому что проходит положенные медицинские осмотры.


- Такая абсурдная ситуация. Как вы думаете, что не так в нашем государстве, если для системы первоочередной остается бумажка, а не человек?

- Это вопрос для целой докторской диссертации. У нас всегда была казенная, формальная система, и в этом смысле она совершенно не оригинальна. Но в других странах бюрократия контролируется сторонними органами. Если человек несправедливо попал в подобную ситуацию, всегда есть возможность обратиться в третьи, четвертые инстанции – и разрешить эту проблему. В нашем государстве исторически сложилось, что таких инструментов нет, есть произвол и безнаказанность властей.


Чтобы разрушить эту систему, нужно выйти к правовому государству. Есть два варианта: первый – это долгий путь просвещения, когда мы спокойно и серьезно продвигаем ценности правового государства через телевидение и другие средства массовой информации. Ведь по нынешней пропаганде мы видим, что телевидение может быть вполне эффективным инструментом влияния на общественное сознание. И если вместо этой дикой пропаганды проповедовать просвещение и образование, они могут стать частью нашей жизни. Но этот путь может растянуться на десятилетия.


Второй вариант более вероятный. Как мы знаем, в России еще с Петра Великого один правитель смотрит на Восток, а другой на Запад. Сейчас наше правительство смотрит на Восток, в Китай и Индию, поэтому можно предположить, что следующий обратит взор на Запад. Нынешняя западная система – правовая, значит, вероятность, что Россия приблизится к ней.


- Пока это все кажется недостижимой мечтой.

- Ситуация с мужчиной, о котором вы рассказали, для России не исключение, а закономерность. У нас каждый человек имеет свое право на бесправие и бесправие на право. Если человек занимает определенное положение, и ему благоволят власть имущие, то у него в тысячи, в миллион раз больше прав, чем у окружающих. Если он просто тихая серая мышка, у него нет никаких прав, но при этом его не обижают. А если человек идет против системы или бунтует – он получает за это по голове.


Здесь на лицо все признаки тоталитарного жесткого режима, который заботится, прежде всего, о своей идеологии. Сначала у нас была самодержавная идеология, потом коммунистическая, сейчас формируется новая националистическая – хотя пока она так не названа. Она подавляет любые возможности интерпретации, поэтому бумажка или ее отсутствие становится важнее личности, человеческая жизнь теряет свою ценность.


- Как вы думаете, в таких условиях милосердие, благотворительность, общественная инициатива имеют больше возможностей для развития? Ведь люди видят, что государство не защищает их и рассчитывать можно только на самих себя.

- Я потому с вами и встретился, что считаю, что милосердие и благотворительность – это великие дела, особенно в тех государствах, где нет правовой культуры. Люди, которые хотят помочь другим, – это настоящие праведники, герои. В принципе, в этой стране помогать надо почти всем.


Чем больше будет милосердия, тем больше будет возможностей для просвещения. Милосердие – это воспитание чувств, а в стране бумажек это особенно важно.


- А как воспитывать чувства? Как воспитывать ощущение, что быть неравнодушным – это нормально, а отворачиваться от чужой беды – неправильно?

- Во-первых, это вопрос к семье. Вообще воспитание ребенка – это большая сложная работа, и развитие его души – отдельный труд, это нельзя пускать на самотек.


Во-вторых, я надеюсь, что школа когда-нибудь заработает в системе милосердия и просвещения.


А еще есть друзья и любимые люди. Когда человек любит, он может очень далеко продвинуться по части развития души. Любовь – лучший воспитатель чувств.


- А книги могут развивать душу? Какие вы можете посоветовать для внутреннего развития?

- Книг написано так много, их можно выстраивать в батальоны, полки, роты и  взводы. Каждый должен найти те книги, которые помогут ему.


Вообще культура подобна вакцинации, и этим она опасна: она очень остро ставит вопросы, на которые не дает ответы. Так она может загнать человека в угол. Возьмите Пушкина, Гоголя, Толстого – они ставят именно такие вопросы.


Но если читатель находит ответы, то культура воспитывает его чувства, потому что именно так определяются какие-то важные горизонты.


Нужно искать свои индивидуальные книги, потому что мозги можно засорить так же, как и желудок. И в книгах надо найти удовольствие, благодаря им мы становимся больше людьми. Прочитать хорошую книгу – это встретиться с собой как с человеком. Это радость – быть человеком.


- Но ведь сейчас люди немного читают.

- Мы сейчас живем в тот момент развития человечества, когда очень большую роль играет глупость. Телевидение, комиксы, связанные с удовольствием и развлечениями вещи не формируют человека, это некие допинги счастья. Я не думаю, что это будет продолжаться бесконечно. За свою историю человечество и отдельные страны не раз загоняли себя в угол: например, была Древняя Греция – и где она теперь в нынешней Греции? Совсем другие люди, совсем другая культура.


Но есть страны, которые благодаря культуре становились сильными, яркими. Вот США – вообще были страной эмиграции, интеллектуально отсталой. Теперь это не только экономически богатое государство, но и страна богатейшей культуры.


Мне кажется, еще не все потеряно. Вот вода, она холодная, берега не видно, но если понимать, что он существует, надо брать и плыть. Чтение, милосердие, любовь – это все об этом.


- Как бы вы сейчас определили секрет русской души (в 1999 году у Виктора Ерофеева вышла книга «Энциклопедия русской души», и писатель вел одноименную передачу на Радио Свобода)? Не разочаровались ли вы в ней?

- Дело в том, что русская душа раскололась на такое количество разных душ и такое представлений о том, что, как и почему. Сейчас понятие русской души чисто умозрительное.


Конечно, всех нас какие-то моменты определяют: небольшое уважение к законам, некоторая эстетика безобразия, очень много грубости в этой стране. Хотя, по наблюдениям иностранцев в XIX веке, русские были очень вежливыми. Что-то мы теряем, что-то приобретаем.


Сейчас первая характеристика для русской души – разобщенность. Это не значит, что людям нужно быть одинаковыми, речь о том, чтобы быть толерантными по отношению к другим взглядам.

Другие интервью

Виктор Ерофеев

«Милосердие – это воспитание чувств, а в стране бумажек это особенно важно»

Вячеслав Малафеев

«Человек может помогать другим, когда он сам крепко стоит на ногах»

Александр Друзь

«Именно в преодолении трудностей заключается прелесть нашей жизни»

Показать все интервью
Помочь может каждый Помочь