Вы тоже можете помочь Помочь
Николай Валуев

Николай Валуев

«Приходит такой возраст, когда понимаешь, что нужно еще и отдавать»

Читайте ниже интервью Николая о проблеме бездомности, которое он дал специально для Ночлежки

Как подготовить выпускника детского дома к взрослой жизни, какую роль в воспитании человека могут сыграть занятия спортом и с какими проблемами обращаются к депутату Госдумы, «Ночлежке» рассказал чемпион мира по боксу Николай Валуев.


- Николай, один из молодых людей, ныне живущих в реабилитационном приюте «Ночлежки», родился в Ленинграде и воспитывался вместе со своим родным братом в одном из городских детских домов для детей с отклонениями в умственном развитии. У мальчиков была собственная двухкомнатная квартира, в которую они переехали по достижении совершеннолетия.

Брат Дениса употреблял спиртное и неоднократно попадал в тюрьму, поэтому молодой человек хотел разъехаться с ним. Летом 2012 года, когда Денису было 24 года, появился знакомый его брата, обещавший оказать помощь в размене квартиры. Закончилось история тем, что сначала Денис и его брат оказались выписанными в Лодейное Поле, а потом лишились и этой регистрации – и оказались на улице. В этом году Денис поселился в нашем приюте, и сейчас юрист нашей организации ведет его дело в суде, пытаясь доказать незаконность сделки с жильем братьев.

– Вероятности доказать это – никакой.


- Есть надежда доказать, что он не осознавал, что делал, подписывая документы, по причине психического расстройства. Но вообще, конечно, вы правы, это огромная проблема – доказать в таких сделках беззащитность обманутого человека.

Эта история – повод поговорить с вами о существующей российской системе воспитания детей в детских домах и приютах. По статистике МВД, 90% из них не встраиваются в жизнь: 40% попадают в места лишения свободы, 40% становятся алко- и наркозависимыми, 10% кончают с собой. Всего в России больше 700 тысяч детей-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей.

– Я такую эту статистику не знал, но действительно многие люди попадают в трудную жизненную ситуацию, есть такая казенная фраза.


- Можно ли что-то поменять в системе?

– Можно. Я периодически заезжаю в один детский дом в селе Таловка Кемеровской области. Можно на его примере рассказать, как детей социализируют. Почему именно он? Например, я ездил с Марией Кожевниковой в детдом в Подмосковье – очень благополучный район, фешенебельные дома, у детей есть все. Уровень их пожеланий Деду Морозу – айпад. Или вот эти дети в селе Таловка, для которых даже мой приезд или недорогой подарок к Новому году является очень большим событием. Здание, в котором они живут, достаточно старое, скромное, но содержится в порядке, очень чисто, все покрашено, дети одеты-обуты, у них есть своя баня.


Но что делает сам детдом, чтобы социализировать своих воспитанников?


Во-первых, у них есть детдомовский контроль: воспитатели постоянно интересуются судьбой тех, кто вышел из их стен. Пока дети там обучаются, педагоги умудряются создать настолько домашнюю обстановку, что многие выпускники возвращаются, чтобы поделиться своим жизненным опытом, рассказать о своих успехах, о том, как они встали на ноги. Это как маленькая программа этого детдома – живое общение воспитанников с выпускниками, которые могут рассказать детям о реалиях, с которыми они сталкиваются во взрослой жизни.


Во-вторых, с момента попадания в детдом ребенка должны готовить к реальной жизни, потому что зачастую социум, в котором растут эти дети до совершеннолетия, бывает хорош. Сейчас министерство образования реально направляет хорошие деньги на содержание детдомов и приютов.


Где-то руководство детдомов, может, и злоупотребляет этими деньгами, но это отдельный случай. Люди, которые могут забрать хоть копейку у сироты, не имеют ни чести, ни совести – им в аду гореть вечно.


В детдоме, о котором я рассказываю, ребят не просто учат в школе, а прививают им правила общежития, приучают к труду. У воспитанников целый год действует система общественных обязанностей, связанных не просто с помощью в уборке, – у них есть свое подсобное хозяйство, которое требует ежедневного ухода, это их трудотерапия. Но дети не просто помогают взрослым, к ним регулярно приезжают специалисты по сельскому хозяйству. Поэтому очень многие ребята хотят стать агрономами, хлебопашцами, быть к земле поближе. А детдом со своей стороны старается подыскивать детям вакансии по интересам, отправляя запросы в профильные учебные учреждения.


- Как вы думаете, только труд способен подготовить воспитанников детдомов к большой жизни?

– Для подростков надо обязательно вводить предмет «обществознание», точнее, «обществознание взрослой жизни».


Потому как, выходя из детдома, они зачастую не знают, что такое социальные службы. Когда у ребенка есть родители, неважно, в квартире в городе или в деревянном доме в деревне, ребенок с детства привыкает платить за свет. Конечно, сам он не платит, но он видит, что родители делают это регулярно. Рассчитываются за газ, за воду, он слышит о существовании бесплатной и платной медицины, он знает о существовании социальных, коммунальных служб...


Это жизнь, и к ней детдомовцы не готовы, ведь внутри учреждения ребята находятся на полном обеспечении. В реальную жизнь они попадают совсем детьми – по уровню социальной адаптации.


И в своем развитии они здорово уступают даже тем детям, которые живут в очень обеспеченных семьях и не знают досконально бытовой практики, но при этом все равно сталкиваются с жизнью, слыша родительские разговоры. Это очень много значит.


Когда отец брал на дачу меня строить дом, он не поручал мне сложных задний. Ну, выкопать яму, поработать со стамеской…Потом я шел рыбу ловить. Но самое главное: сейчас я на уровне мышечной памяти знаю все, что видел в работе отца – от использования лебедки до сложных манипуляций с отвесом.


Если ребенка с детства будут возить на фабрики, заводы, в места, где люди работают, у него будет это откладываться. А если ему надо будет только учиться, есть и читать книжки, – что само по себе неплохо, у него железнобетонно не будет никакой жизненной практики. Нужна программа по социализации воспитанников детских домов


- А почему в том детдоме, о котором вы рассказываете, она уже есть?

– Никто специальную программу для него не писал: директор этого учреждения решила, что должно быть так, и сделала совершенно правильно с точки зрения педагогики. Чтобы ее воспитанники не пропадали бесследно, чтобы их не убивали за квартиры, положенные им от государства.


Необходимо закрепить законодательно, чтобы жилплощадь, выделяемая выпускникам детдомов государством, не могла быть отчуждаема ни под каким видом и соусом в течение пяти лет с момента получения. Не продавать, не закладывать в банки, не сдавать в аренду. Даже простая сдача этого жилья грозит очень большими проблемами для сироты.


- Как минимум потому, что мошенники смогут узнать о наличии этой квартиры?

– Нет, у преступников, которые «разводят» детей, есть осведомители в соответствующих органах, это правда. Поэтому они наперед знают о том, что какому-то сироте выдадут такую-то квартиру.


Я бы ужесточал ответственность за многочисленные преступления, связанные с мошенничеством с недвижимостью выпускников детдомов. Но выделить в отдельное производство дела в отношении сирот практически невозможно.


- А наложить пятилетний запрет на сделки с недвижимостью выпускников детдомов реальнее?

– Я говорил об этом в комитете по здравоохранению Госдумы, инициативу приняли к сведению, о ее дальнейшей судьбе я пока не знаю. После нашей с вами беседы подниму этот вопрос вновь.


- Знаете ли вы как депутат, поднимался ли в Думе в последнее время вопрос отмены института регистрации? По сути, сейчас права гражданина зачастую привязаны к факту наличия штампа в паспорте, а не к факту существования человека.

– На моей памяти за эти три года вопрос о регистрации в Госдуме не поднимался. Возможно, это проходило внутри какого-нибудь закона, но каждый день принимается и отклоняется по 40 многостраничных законов, все не прочтешь.


- А когда вы стали депутатом, к вам стали больше обращаться с просьбами о помощи?

– Однозначно, но в основном это жалобы на бытовые проблемы, а не предложения по улучшению законодательства. На уровне «крыша течет» или «меня обидели».


- Что вы делаете с такими жалобами?

– Запросы направляю, если это в моей компетенции.


- А вы многим благотворительным организациям помогаете?

– У меня свой благотворительный фонд (благотворительный фонд развития детско-юношеского спорта Николая Валуева, – ред.), ему надо помогать.


Пока он маленький, что-то у нас пока не очень вяжется со сбором средств, в основном я его содержу. Но худо-бедно семь школ бокса поддерживаем по России, все занятия для ребят там бесплатные.


Одна из задач фонда – развитие русского хоккея, или хоккея с мячом. В Питере он умер, хотя тут он и зародился.


- А почему такой необычный вид спорта?

– Это просто вы живете в Питере, и вам кажется, что он необычный. А в него вся Сибирь играет, Дальний Восток. Это, между прочим, национальный вид спорта, он зародился в России. В русский хоккей играют 38 стран мира, у нас его нужно возрождать.


- Как вы думаете, занятия спортом, даже любительские, могут закалить человека, сделать его сильнее морально, так, чтобы он, например, не попал в беду по слабоволию?

– Спорт укрепляет волю, однозначно. Занимаясь спортом нужно терпеть, заставлять себя, рассчитывать время. Это определенное умение, оно формирует человека и помогает в жизни. Поэтому я и хочу, чтобы мои дети занимались спортом, не ради, может быть, олимпийских побед, а чтобы в их голове выстраивалась простая цепь – для того, чтобы достичь даже самого маленького результата, нужно приложить усилия.


Спорт требует волевых, физических, моральных усилий, и это нормально. Как и любым другим детям, он полезен так же воспитанникам детдомов, у них даже мотивация может быть больше.


- А много времени у вас уходит на благотворительность?

– Не считал, но вообще это всего требует – и времени, и средств, и желания.


- А в какой момент вы ощутили желание заниматься благотворительностью?

– Я знал, что я буду это делать. Рано или поздно приходит такой возраст, когда нужно что-то еще и отдавать.


- Как вы оцениваете уровень милосердия в российском обществе?

– Пока милосердие нуждается в продвижении как любой продукт. Если примеры милосердия вы будете видеть на каждом шагу, или через шаг, вы будете точно знать, что это такое, вам точно захочется сделать что-то подобное. Социум формирует человека, и пример тому – Маугли, в свое время найденный в Индии, который не умел читать, писать и даже ходить толком.


- А чтение книг может научить человека милосердию?

– Конечно. В книгах много мудрости. К сожалению, сегодня книги не так востребованы, как в наше время. Компьютер никогда не заменит книгу – его невозможно читать часами, глаза устанут.


- Назовите, пожалуйста, книги, которые произвели на вас большое впечатление, оказали значимое влияние.

– Я в детстве некоторые книги перечитывал по много раз, сейчас на это нет времени. Некоторые перечитывают одного и того же автора, цитируют. У меня такого нет, я проглатываю книжку и откладываю в сторону. Конечно, внутри что-то остается, все книги чему-то учат. Но я как не сумел себе кумира сотворить, так и нет книги, которая перевернула все внутри. Если бы она была, я бы сразу ее назвал.


- А с какого возраста вы почувствовали себя взрослым?

– Я до сих пор себя ощущаю мальчишкой. Слава богу.


Поделиться статьей в соцсетях

Ночлежку поддерживают многие известные люди

Ника Белоцерковская

Блогер, кулинар, автор книг, издатель, основатель журнала Собака.ru

Николай Валуев

«Приходит такой возраст, когда понимаешь, что нужно еще и отдавать»

Вячеслав Малафеев

«Человек может помогать другим, когда он сам крепко стоит на ногах»

Евгений Водолазкин

«Милосердие становится общественно признанным качеством»

Показать всех